РАЗЪЯСНЕНИЕ «О необоснованном вызове адвоката для допроса его в качестве свидетеля»

Утверждено

Решением Совета

Адвокатской палаты Тамбовской области

(протокол № 6 от 28 июня 2013 года)

 В Совет адвокатской палаты Тамбовской области поступают обращения адвокатов, в которых содержатся просьбы о разъяснении их действий  в связи с вызовами в органы следствия и суд для допроса в качестве свидетелей по уголовным делам, где адвокаты принимают или принимали участие в качестве защитников либо представителей потерпевших.

При этом, основной мотивировкой органа следствия и суда является возникшая необходимость проверки фактического участия адвоката при производстве отдельных следственных действий. На практике – это допросы доверителей в качестве подозреваемых, обвиняемых, проверка показаний с выходом на место, устранение сомнений в подлинности подписей адвокатов и их доверителей в протоколах следственных действий, выяснение позиции потерпевшего по вопросам ущерба, причиненного преступлением и т.п.

Также обоснованием вызова адвоката для допроса в качестве свидетеля, вывода об отсутствии нарушений действующего в этой части законодательства является ссылка на то, что вышеуказанные сведения, сообщаемые адвокатом, не составляют предмета адвокатской тайны. Однако, данное толкование не основано на Законе и является произвольным.

Согласно ч.1 ст.56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Тем самым данной уголовно-правовой нормой установлено, что свидетель допрашивается предметно и исключительно по обстоятельствам, относящимся к расследуемому уголовному делу.

Осуществляя защиту и представительство в уголовном судопроизводстве по конкретному делу, адвокат не обязан и не может перейти в статус свидетеля, поскольку наделен свидетельским иммунитетом в отношении дачи показаний об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи  (п.40 ст.5, п/п3 п.3 ст.56 УПК РФ).

Из положений ст.8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ст.6 Кодекса профессиональной этики адвоката, регулирующих вопросы соблюдения адвокатской тайны, следует, что адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

Согласно смыслового значения положений ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» предложение дать сведения об обстоятельствах, по которым планируется допрос адвоката, относятся к адвокатской тайне, так как в них отражаются сведения о доверителе.

В определении об адвокатской тайне  (ч.1 ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ») установлено, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

В п.2 ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» закреплена запрещающая норма «адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием».

В ст.18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» закреплена императивная норма, запрещающая истребовать кому-либо от адвокатов сведения, связанные с оказанием юридической помощи по конкретным делам.

Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает аналогичное правило в отношении сведений, которые стали известны адвокату в связи с осуществлением им профессиональной деятельности.

Конституционный Суд Российской Федерации, признавая безусловную правовую ценность защиты на правоприменительном уровне конфиденциальности информации, полученной адвокатом в процессе профессиональной деятельности, дал разъяснения, допускающие возможность добровольного сообщения адвокатом конфиденциально доверенной ему информации правоприменительным органам в случае, когда в разглашении этих сведений заинтересованы адвокат и его клиент.

В случаях, когда предметом предстоящего допроса являются нарушения уголовно- процессуального закона, установление которых может быть процессуально выгодным для клиента, адвокат должен явиться по вызову правоприменительного органа для допроса его в качестве свидетеля, предварительно известив клиента о предстоящем допросе и проконсультировав последнего о возможных положительных последствиях установления правоприменительным органом фактов нарушения уголовно-процессуального закона.

В случаях, когда исследуемый вопрос о нарушениях уголовно-процессуального закона, по мнению адвоката или его клиента, может быть истолкован во вред клиенту (или самому адвокату), последний не вправе давать показания по исследуемым процессуальным нарушениям в качестве свидетеля и, сославшись на положение ст. 51 Конституции РФ, должен отказаться от дачи показаний.

В ходе допроса адвоката по поводу нарушений уголовно-процессуального закона сообщаемая адвокатом информация должна ограничиваться исключительно известными адвокату сведениями о нарушениях уголовно-процессуального закона, установление которых может быть выгодно для клиента. При этом обстоятельства, характеризующие то или иное нарушение уголовно-процессуального закона, должны быть истолкованы адвокатом с пользой для выполняемой им процессуальной функции (защитника, представителя потерпевшего или гражданского истца, адвоката, допрашиваемого по делу свидетеля).

Любые иные вопросы, исходящие от правоприменительного органа, которые прямо или косвенно могут повлечь разглашение сведений, входящих в предмет адвокатской тайны, должны оставаться без ответа со ссылкой на ч. 2 ст. 51 Конституции РФ: п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ: п. 2 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 6 ст. 6 КПЭА.

Необходимо также учитывать, что допрос адвоката в качестве свидетеля является обстоятельством, исключающим его дальнейшее участие в производстве по уголовному делу в качестве защитника, что влечет нарушение права его доверителя на оказание ему юридической помощи конкретным адвокатом по конкретному делу. Кроме того, исходя из недопустимости совмещения процессуальной функции защитника, представителя потерпевшего с обязанностью давать свидетельские показания по уголовному делу, в котором он участвует, законодатель закрепил в п.1 ч.1 ст.72 УПК РФ правило, согласно которому защитник, представитель потерпевшего не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в нем в качестве свидетеля.

Что касается участившейся практики использования допросов адвокатов, выполняющих функцию защитников по уголовным делам, в качестве возможных источников сведений об обстоятельствах, охраняемых адвокатской тайной, Совет Адвокатской палаты рассматривает подобную практику в качестве нарушений общепризнанных норм международного права, недопустимых в правовом государстве.

С учетом изложенного адвокатам предлагается руководствоваться настоящим разъяснением Совета АПТО, а предложения о вызове и допросе в качестве свидетеля рассматривать как нарушение прав и гарантий при осуществлении профессиональной деятельности.

При этом, в случае вызова на допрос в правоохранительные органы адвокату необходимо зафиксировать данный факт в адвокатской палате в порядке сообщения.

Президент адвокатской палаты

Тамбовской области

Н.Н. Свинцова

 

 

 

 

Адвокатская палата Тамбовской области @ 2012

Яндекс.Метрика