Прецедентное решение Верховного Суда

Прецедентное решение Верховного Суда

18 июня 2020 г. 15:22

Верховный Суд РФ сформулировал ряд важных правовых позиций, связанных с обеспечением права на защиту и недопустимостью его нарушения


Как сообщила «АГ», в апелляционном определении от 2 июня 2020 г. № 5-АПУ20-1 Верховный Суд РФ признал уважительной неявку ростовского адвоката в московский суд из-за «коронавирусных» ограничений. «В данном деле неявка адвоката по соглашению была обусловлена тем, что ему не разъяснили возможность дистанционного участия с учетом эпидемиологической обстановки. В результате незаконная замена адвоката стала причиной констатации Верховным Судом РФ нарушения права на защиту и отмены обжалуемого постановления суда», – пояснил вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев. По его мнению, данное решение ВС РФ является прецедентным и закрепляет ряд весьма важных правовых позиций, связанных с обеспечением права на защиту и недопустимостью его нарушения. Прежде всего, Верховный Суд указывает, что замена участвующего по соглашению адвоката адвокатом по назначению предусмотрена в законе только как исключение из общего правила. Далее указывается, при каких обстоятельствах такая замена возможна и несоблюдение каких правил является нарушением права на защиту.

Защитник был назначен, хотя обвиняемый от него отказался

По сообщению «АГ», уголовное дело троих граждан, один из которых обвиняется в организации получения взятки (ч. 3 ст. 33, ч. 6 ст. 290 УК), а двое других – в пособничестве в совершении того же преступления (ч. 5 ст. 33, ч. 6 ст. 290 УК), должно было рассматриваться в одном из районных судов Рязани.

Однако 15 апреля 2020 г. Второй кассационный суд общей юрисдикции, частично удовлетворив ходатайство заместителя Генпрокурора РФ, изменил территориальную подсудность и направил дело в Октябрьский районный суд г. Тамбова (постановление имеется у «АГ»). Суд пришел к выводу, что есть основания сомневаться в беспристрастности любого суда Рязанской области при рассмотрении данного дела. Тем же актом срок содержания всех обвиняемых под стражей был продлен на три месяца.

При этом в кассационном суде обвиняемый З. заявил, что отказывается от назначенного ему защитника, поскольку заключил соглашения с другими адвокатами. Этот вопрос не отражен в постановлении от 15 апреля 2020 г., но фигурирует в протоколе судебного заседания (имеется у редакции). З. говорил о том, что ему не известно, как извещали его адвокатов по соглашению, и предполагал, что защитники не смогли прибыть в суд из-за связанных с риском распространения коронавируса ограничений.

Назначенный в качестве защитника адвокат АП г. Москвы Денис Лепилкин поддержал ходатайство З., однако председательствующий отказал в его удовлетворении. По его словам, адвокатов З. уведомляли, но те сказали, что участвовать в заседании не будут, и попросили назначить своему доверителю другого защитника.

Адвокаты двух других обвиняемых, с которыми те заключили соглашения, в судебном заседании присутствовали. Адвокат АК «Корчагина и партнеры» Оксана Корчагина защищала П., а адвокат Ростовской областной коллегии адвокатов «Советник» Георгий Сухов – гражданина С. У последнего есть еще один защитник – адвокат Московского филиала РОКА «Советник» Евгения Степанова, которую, как выяснилось позднее, кассационный суд о заседании не уведомил.

Защитники по соглашению обратились в ВС

Адвокаты обвиняемых подали в Верховный Суд жалобы, в которых заявили о многочисленных нарушениях при рассмотрении дела в нижестоящей инстанции.

Так, Оксана Корчагина, в частности, указала, что ходатайство об изменении территориальной подсудности подано заместителем генпрокурора до направления дела в суд для рассмотрения по существу, что не соответствует закону. По ее мнению, акт кассационного суда не соответствует ч. 1.1 ст. 35 УПК РФ и Постановлению КС РФ от 9 ноября 2018 г. № 39-П.

Георгий Сухов пояснил, что, с точки зрения КС, вопрос об изменении территориальной подсудности с передачей дела для рассмотрения в другой субъект Российской Федерации относится к исключительной компетенции Верховного Суда. Кроме того, у С. есть еще один защитник по соглашению – Евгения Степанова, которую Второй кассационный суд не уведомил о заседании, подчеркнул Георгий Сухов.

Защитник З., адвокат Ростовской областной коллегии адвокатов «Правовой интегратор» Юрий Чаплыгин согласился с аргументами коллег и их ссылками на Постановление КС № 39-П/2018. В своей жалобе (имеется у «АГ») он также обратил внимание на то, что суд уведомил его лишь о заседании по вопросу изменения территориальной подсудности дела. Однако адвокату не сообщили, что в том же заседании планируется рассмотреть ходатайство о продлении срока содержания его доверителя под стражей.

Юрий Чаплыгин настаивал на том, что кассационный суд нарушил право З. на защиту. Адвокат подчеркнул, что не был уведомлен о возможности участвовать в заседании при помощи видео-конференц-связи с Ростовским областным судом. А явиться в заседание лично не смог из-за действовавших на тот момент ограничительных мер в целях недопущения распространения COVID-19.

ВС отменил постановление из-за нарушения права на защиту

Верховный Суд согласился с тем, что доводы адвокатов соответствуют позиции КС РФ. Однако, подчеркнул он, эта позиция была сформулированы до начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции. В соответствии с действующим законодательством ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела, связанное с передачей уголовного дела из суда одного субъекта в суд другого региона в пределах одного судебного кассационного округа, подлежит разрешению судьей соответствующего кассационного суда общей юрисдикции, указал ВС РФ.

Нижестоящая инстанция рассмотрела ходатайство правомерно в том числе и потому, что дело еще не поступило в районный суд, а значит, нет оснований для направления такого заявления в первую инстанцию, как это предусмотрено ч. 1.1 ст. 35 УПК, уверена Судебная коллегия по уголовным делам.

В то же время Верховный Суд прислушался к другим доводам адвокатов. Изучив материалы дела, он пришел к выводу, что в них нет документов, подтверждающих факт уведомления Евгении Степановой о заседаниях 10 и 15 апреля (10 апреля кассационный суд отложил рассмотрение ходатайства заместителя генпрокурора на 15-е апреля – Прим. ред.). При этом, подчеркнул ВС, вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие второго адвоката Евгении Степановой, о ее извещении и причинах неявки не обсуждался судом ни 10, ни 15 апреля.

«Когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов и при условии надлежащего уведомления о дате, времени и месте судебного разбирательства», – сослался Суд на п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. Не найдя доказательств извещения Евгении Степановой, ВС пришел к выводу о том, что право С. на защиту было нарушено, несмотря на то, что в судебном заседании присутствовал его второй адвокат по соглашению.

Изучив доводы Юрия Чаплыгина, Судебная коллегия по уголовным делам отметила, что ему действительно не сообщили имеющую существенное значение для обеспечения права на защиту З. информацию о всех вариантах участия в судебном заседания, располагая которой адвокат мог бы принять участие в судебном заседании, явившись в Ростовский областной суд. «При этом уважительность причин его неявки в г. Москву 10 и 15 апреля 2020 г., исходя из общеизвестных фактов об эпидемиологической обстановке в г. Москве и Ростове-на-Дону в указанный период, Судебная коллегия под сомнение не ставит», – подчеркивается в апелляционном определении.

В отсутствие адвокатов по соглашению защиту З. осуществлял адвокат, назначенный без согласия обвиняемого. Однако замена участвующего по соглашению адвоката защитником по назначению предусмотрена в законе только как исключение из общего правила, указал Верховный Суд. Он также обратил внимание на то, что защитник по назначению принял защиту З. 9 апреля, т.е. еще до первого заседания, в которое не явился адвокат по соглашению, а значит, до возникновения оснований для его замены. При этом суд не стал разъяснять З. его право выбрать другого адвоката.

Судебная коллегия посчитала, что нижестоящая инстанция ограничила З. в праве на выбор защитника по своему усмотрению. «Между тем право на выбор адвоката относится к числу фундаментальных положений, включенных в систему норм, составляющих институт обеспечения права на защиту», – подчеркнул ВС.

На этом основании постановление Второго кассационного суда было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение другим судьей. Обвиняемые были оставлены под стражей на один месяц.

ВС РФ закрепил ряд весьма важных правовых позиций

Анализируя по просьбе пресс-службы ФПА РФ апелляционное определение Верховного Суда РФ от 2 июня 2020 г. по делу № 5-АПУ20-1, вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев подчеркнул, что оно «безусловно, является прецедентным и закрепляет ряд весьма важных правовых позиций, связанных с обеспечением права на защиту и недопустимостью его нарушения». Он перечислил следующие правовые позиции, сформулированные в документе.

Прежде всего, Верховный Суд указывает, что замена участвующего по соглашению адвоката адвокатом по назначению предусмотрена в законе только как исключение из общего правила.

Далее указывается, при каких обстоятельствах такая замена возможна и несоблюдение каких правил является нарушением права на защиту. По мнению Верховного Суда РФ, такая замена возможна только в случае неявки в установленный процессуальный срок адвоката по соглашению, который извещен надлежащим образом. Если адвокат не извещен или процессуальные действия назначены с нарушением сроков, предусмотренных УПК РФ, замена адвоката по соглашению на адвоката по назначению должна рассматриваться как нарушение права на защиту со всеми вытекающими из этого последствиями. Тем более незаконным, по мнению Верховного Суда РФ, является «заблаговременное приглашение» адвоката по назначению еще до возникновения обстоятельств, дающих суду право на такую замену, то есть еще до неявки адвоката по соглашению в назначенное время.

Кроме того, ВС РФ указывает, что в случае неявки адвоката по соглашению обвиняемому (подозреваемому, подсудимому) должно быть разъяснено его право привлечь другого адвоката и предоставлен разумный срок для этого. И только когда в этот срок не может явиться приглашенный им адвокат, суд вправе назначить адвоката за счет бюджета в порядке, предусмотренном решением ФПА РФ.

«В данном деле неявка адвоката по соглашению была обусловлена тем, что ему не разъяснили возможность дистанционного участия с учетом эпидемиологической обстановки. В результате незаконная замена адвоката стала причиной констатации Верховным Судом РФ нарушения права на защиту и отмены обжалуемого постановления суда», – пояснил Михаил Толчеев.

Также он обратил внимание на еще один важный момент: Верховный Суд РФ указал, что право на защиту и выбор адвоката имеет универсальный характер и не может быть ограничено в зависимости от стадии судопроизводства. «Таким образом, данная правовая позиция применима на любой стадии расследования и рассмотрения уголовного дела, включая досудебные», – заключил вице-президент ФПА РФ.

Об авторе

Этот автор не оставил еще описания ...

Здесь еще нет комментариев ...

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Адвокатская палата Тамбовской области @ 2012

Яндекс.Метрика