«О действиях адвоката выступающего по назначению суда в качестве представителя лица, в отношении которого рассматривается вопрос о принудительной госпитализации в психиатрический стационар»

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

 «26 » декабря 2013г.                                                                                                                 г.Тамбов

 В декабре 2013 г. Советом Адвокатской палаты Тамбовской области вынесено решение о привлечении к дисциплинарной ответственности адвоката В., участвовавшего по назначению Октябрьского районного суда г.Тамбова в рассмотрении дела о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар. Поводом для возбуждения дисциплинарного производства послужила жалоба гражданина на ненадлежащее выполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей и несоблюдение норм адвокатской этики в связи с тем, что в процессе рассмотрения дела адвокат согласился с госпитализацией гражданина в психиатрический стационар. Из протокола судебного заседания усматривается, что данным заявлением фактически и ограничилась оказанная адвокатом юридическая помощь.

 По сведениям, поступающим в Адвокатскую палату Тамбовской области, такой случай не является единичным и отражает распространенную практику рассмотрения подобной категории дел в судах Тамбовской области, в связи с чем Совет Адвокатской палаты разъясняет следующее.

 Рассмотрение дел о недобровольной госпитализации гражданина в психиатрический стационар регламентировано главой 35 Гражданского процессуального кодекса РФ, а также Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». В соответствии со ст.ст. 50 и 304 Гражданского процессуального кодекса РФ адвокат по назначению суда выступает в качестве представителя лица, в отношении которого рассматривается вопрос о принудительной госпитализации в психиатрический стационар.

 Как показывает практика, по делам, связанным с принудительной госпитализацией людей с психическими расстройствами, адвокат зачастую видит свою роль не в защите позиции своего доверителя, а в защите того, что отвечает интересам доверителя с точки зрения самого адвоката. Такая точка зрения зачастую совпадает с позицией врачей-психиатров, настаивающих на госпитализации в больницу, ведь, по мнению адвоката, психиатры действуют из лучших побуждений, стремясь оказать помощь «больному» человеку, который к тому же не понимает, что у него тяжелая болезнь. Между тем с точки зрения закона решение вопроса о получении медицинской помощи – это, прежде всего, право самого пациента, а оказание психиатрической помощи в недобровольном порядке это всегда исключительная ситуация, связанная с ограничением основных прав личности. Более того, ситуация, когда адвокат, действуя «в интересах пациента», решает, что ему лучше быть в больнице, ставит самого пациента в еще более уязвимое положение – ведь специалисты-психиатры, обладая профессиональными знаниями, уже решили, что недобровольное оказание помощи отвечает, по их мнению, интересам пациента, и вместо помощи в оспаривания этого решения адвокат становится на противоположную сторону, лишая своего доверителя возможности эффективно отстоять свою позицию. .

 Несмотря на сложность, с этической точки зрения, необходимости осуществления защиты адвокатом гражданина, когда несогласие с госпитализацией очевидно угрожает его интересам, адвокату не следует забывать, что свобода, а ведь в случае недобровольной госпитализации речь идет именно об ограничении свободы человека, является не менее важной ценностью для него, чем получение медицинской помощи.

 В соответствии с подпунктом 3 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного. Указанные обязанности распространяются и на участие адвоката в деле по назначению суда, поскольку в силу ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката доверителем является, в частности, лицо, которому адвокатом оказывается юридическая помощь по назначению суда. Подчеркнем, что речь идет об уважении адвокатом именно воли, а не интересов доверителя, даже если речь идет о волеизъявлении гражданина, имеющего психические нарушения.

 Таким образом, закон не предоставляет адвокату права занимать по делу самостоятельную позицию и если гражданин заявляет, что он возражает против госпитализации, то это является той позицией по делу, которую обязан уважать адвокат, независимо от того, понимает ли сам гражданин значение отказа от психиатрической помощи и отвечает ли такой отказ интересам пациента, как их видит адвокат. Если бы адвокат в такой ситуации мог занимать собственную позицию по делу, то его роль была бы идентичной роли прокурора, чье участие по таким делам является обязательным, и который дает собственное заключение относительно законности помещения гражданина в психиатрический стационар.

 По аналогии с уголовным судопроизводством, где согласие адвоката с обвинением, если против этого возражает подзащитный, будет являться безусловным нарушением права на защиту, что может повлечь отмену приговора, в делах о принудительной госпитализации неэффективная помощь адвоката также может привести к отмене решения суда в связи с несоответствием процедуры судебного контроля принудительной госпитализации требованиям ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей каждому, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу. В своих решениях Европейский Суд по правам человека неоднократно указывал, что формальное назначение юриста само по себе не удовлетворяет требованию Конвенции о бесплатной юридической помощи, если такая помощь не является эффективной. Государство должно принимать «позитивные меры» для обеспечения эффективной реализации права на бесплатную юридическую помощь, а неэффективность юридической помощи, оказываемой в делах об ограничении свободы в связи с помещением в психиатрический стационар, может рассматриваться как нарушение ст. 5 Конвенции.

 Сложность дел о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар связана, прежде всего, с необходимостью оспаривания профессионального мнения врачей-психиатров. Однако это не означает, что роль адвоката является исключительно декоративной и сводится к простому присутствию в зале суда. Несмотря на наличие ряда процессуальных особенностей таких дел, это не говорит об отсутствии состязательной природы их рассмотрения, поэтому предоставление государством адвоката как раз и призвано обеспечить такую состязательность. При этом закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» устанавливает достаточно четкий предмет доказывания по таким делам, знание которого поможет адвокату лучше понимать свою роль.

 В соответствии со ст. 29 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обуславливает его непосредственную опасность для себя или окружающих (пункт «а»), беспомощность, то есть неспособность самостоятельного удовлетворения основных жизненных потребностей (пункт «б»), или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи (пункт «в»). Таким образом, для определения законности госпитализации лица в психиатрический стационар по ст. 29 Закона суд должен установить наличие, как минимум, трех критериев, как в отдельности, так и в совокупности: тяжесть психического расстройства (1), невозможность лечения (обследования) вне стационара (2) и непосредственную опасность для себя или окружающих, физическую беспомощность или неизбежное существенное ухудшение психического состояния лица при отсутствии специализированной медицинской помощи (3). Совокупность указанных обстоятельств является предметом доказывания по делу о принудительной госпитализации, причем бремя доказывания данных обстоятельств лежит на государстве – психиатрическом стационаре. Рассматривая дело, суд обязан проверить каждый из указанных критериев, в связи с чем адвокат обязан, как минимум, обратить внимание суда на отсутствие обоснования указанных критериев в документах больницы.

 В силу ст. 7 Закона об адвокатуре адвокат обязан «честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами». С учетом изложенного можно сделать ряд общих рекомендаций относительно роли адвоката в деле о недобровольной госпитализации.

 Адвокату следует:

 • До судебного разбирательства разъяснить доверителю, каковы законные основания для госпитализации, которые указывает психиатрический стационар в документах, направленных в суд, каковы последствия судебного решения о недобровольной госпитализации, то есть предоставить ту информацию, которая может помочь самому пациенту оценить ситуацию и свои шансы на успех дела, и, возможно, дать согласие на госпитализацию.

• Разъяснить суть процедуры судебного рассмотрения вопроса о недобровольной госпитализации, то есть то, что должен проверить суд, какие права имеет сам доверитель, а также то, в чем заключается роль адвоката.

 • Согласовать позицию с доверителем, выяснить, что из указанного стационаром не соответствует действительности, откуда получена информация, является ли она объективной (например, возможны ситуации, когда состояние пациента намеренно «утяжеляется» родственниками, желающими добиться госпитализации), имеются ли у доверителя какие-либо доказательства своей позиции.

 • В ходе рассмотрения дела в суде адвокат должен помочь своему доверителю обратить внимание суда на те обстоятельства, которые подтверждают отсутствие оснований для недобровольной госпитализации, например, если сам пациент дал согласие на прием лечения в амбулаторных условиях и такое лечение возможно. Адвокат должен помочь доверителю оспорить имеющимися у него процессуальными способами данные, представленные психиатрическим стационаром, путем своевременного допроса представителя стационара, самого пациента, возможно, кого-то из свидетелей, которых пригласил сам пациент.

• Наконец, адвокат должен помочь доверителю дать юридическую оценку обоснованности заявления больницы, обратив внимание на те сведения, которые, с точки зрения доверителя, свидетельствуют об отсутствии оснований для ограничения его свободы.

Президент  Адвокатской палаты Тамбовской области

Н.Н.Свинцова

Адвокатская палата Тамбовской области @ 2012

Яндекс.Метрика